Добавить сайт в закладки Вход для участников

70 ЛЕТ КОМСОМОЛУ КУЗБАССА. ПЕРЕДОВИК НОВОСТРОЕК ПЯТИЛЕТКИ.

Автор: Таисия Шатская

Т. Шатская, 1957 год.

К 70–летию комсомола Кузбасса искала свою первую награду – знак ЦК ВЛКСМ «Передовику новостроек шестой пятилетки». И нашла аж семь депутатских значков – значит, столько созывов была депутатом сначала районного, потом Кемеровского городского Советов. А в связи с этим вспомнился интересный случай. В девяностые годы выборы в органы власти были отчаянные. Конкуренты старались в чем–то уличить соперников. Вот и меня «уличили»: распространили среди избирателей открытки с таким позорным по тем временам фактам моей биографии: была членом бюро горкома в Междуреченске.

Удостоверение Т. Шатской.

Да, была. И хорошо помню, как мы проводили рейды по молодежным общежитиям, столовым, магазинам, добиваясь порядка. Кстати, этот опыт мне пригодился именно в депутатской работе. А что плохого в том, что мы, комсомольские активисты, убеждали своих ровесников–рабочих идти в вечерние школы, поступать в техникумы, институты? Стремление к знаниям – разве это плохо для каждого отдельного человека и для поколения в целом?

Хочу высказать простую мысль – нельзя бездумно отказываться от прошлого. Были недостатки? Были. Переусердствовали по молодости лет? Да. Как на дрожжах, поднимались на волне энтузиазма корыстные люди, пробиваясь в лидеры молодежи. Но их уже замечали: «Как невесомый такой махиною вдруг стал?». Вывод: нужно по возможности подходить объективно к своему комсомольскому прошлому. Не подстраиваться к сиюминутной политике. Не предавать то хорошее, что было в твоей жизни. Это одно. И второе. Я оказалась ввергнута в пучину трудового энтузиазма молодых людей конца пятидесятых, начала шестидесятых годов. Но говорить о трудовом героизме не хочется. Просто жили и работали в трудных условиях. Очень старались.

Рос молодой город Междуреченск. Рядом с ним строилась железная дорога Сталинск–Абакан, позднее – Новокузнецк–Абакан. И в город, и на строительство дороги ехали молодые люди по комсомольским путевкам, многие парни приезжали прямо из армии. Вот в это время и мы с Анатолием Бельчиком, получив специальность журналистов в Уральском государственном университете, приехали вызванные телеграммой обкома партии из свадебного путешествия по Дальнему Востоку – Родине Толи. Его назначили ответственным секретарем, меня – заведующей отделом культуры, быта и писем трудящихся. Так началась наша работа в только что образованной газете «Знамя шахтера».

Т. Шатская на строительстве железной дороги Сталинск-Абакан, 1957 год.

Вскоре меня отправили в командировку на строительство железной дороги, где я жила вместе с ребятами, приехавшими по комсомольским путевкам из очень многих областей России. Теба, Лужба, Балыксу, Шора… Названия будущих станций остались в памяти на всю жизнь. Теба – вроде столицы. Здесь даже клуб был. И столовая. Здесь готовили звенья пути. В Лужбе я простудилась, и меня обогревали спиртом. Чуть не задохнулась, впервые глотнув такое лекарство. На будущем разъезде по имени Шора жила с девчатами в большой палатке. Вокруг сугробы, дикие места. И мороз. Случалось, к утру косы примерзали. Да. Было трудно в бытовом смысле.

А работа? Нужно было расчищать путь для будущей железной дороги. А для этого засыпать участки рек, добывать гравий, взрывать скалы на пути, готовить земляное полотно. Кругом – тайга… Но дорога нужна по экономическим соображениям. Изыскания по поводу ее строительства начались еще до Великой Отечественной войны, продолжались в годы войны, когда не на фронте, а именно здесь, на реке Казыр, погибли инженеры Кошурников, Журавлёв, Стофато, именами которых названы ныне железнодорожные станции.

Для меня, начинающего журналиста, это была школа. Бесценная школа. С участка на участок я ездила в грузовых машинах, в кабинах шоферов. И очень полюбила этих ребят. Им приходилось трудно: чуть левее, чуть правее возьмешь, и ледяная вода зальет кабину, а то и машина ухнет в глубину.

А остров Спичкина? Был такой. С него брали гравий для отсыпки самого трудного участка пути у Бычьего горла. Загнали на этот остров экскаватор машиниста Спичкина по опасному настилу, и остался наш Робинзон один. В случае поломки кто поможет? Зубья ковшей экскаваторов ломались часто: скальные породы, гравий давались тяжело. Спичкин пытался сбежать с этого острова. Но его вернули. И он выдержал. Вот и весь героизм.

Я писала об этом и печаталась исключительно в родной газете «Знамя шахтера». Там даже полосы и развороты выходили под девизом: «В срок дорогу сдадим – все невзгоды победим!».

Заведующая отделом культуры, быта и писем трудящихся газеты «Знамя шахтера» Т. Шатская.

Мы организовали тогда при редакции литературную группу, на занятия которой приходили рабочие шахт и разрезов, приезжали строители железной дороги. Приходил и главный инженер строительно–монтажного поезда № 154 Евгений Сергеевич Буравлёв – позднее организатор Союза писателей Кузбасса. Мы изучали творчество поэтов России и советских поэтов, обсуждали собственные творения. Это была учеба. Это было интересно.

Вот тогда–то и избрали меня членом бюро горкома комсомола. Хорошо помню первого секретаря горкома партии Николая Давыдовича Турчина, первого секретаря горкома комсомола Владимира Юриша. Они приходили на наши занятия литгруппы и часто бывли на строительстве железной дороги Новокузнецк–Абакан, которая была сдана в срок. Тогда был большой праздник в Новокузнецке. Многих ребят наградили орденами и медалями. Получила и я тот самый знак ЦК ВЛКСМ как передовик новостроек пятилетки.

Главная О движении Новости Стать участником Комсомол в Кузбассе Статьи Фото Музыка Видео Контакты
ОДВК «Ветераны комсомола» 2009 © Перепечатка материалов возможна при указании ссылки